Payday loans uk
 
Окно Даниила
Автор:
    В могучем царстве Вавилона, исполнен мудрости и сил
    Слуга Господнего закона был муж великий Даниил.
    Он Иегове поклонялся среди языческих людей.
    И между ними отличался примерной честностью своей
    В скорбях был мужествен, спокоен, любовью
    И был за это удостоен великой милости
    Но блеск его великой славы князей языческих
    И недуг зависти лукавый, сердца их гордые с
    И вот они коварно стали ему погибель замышлять
    И в нём погрешности искали, затем чтоб в суд его
    Но тщетно, сердце Даниила, к досаде всех его врагов
    Рука Творца руководила и сохраняла от грехов.
(Под музыку "Бедный скиталец")
    В лучах вечернего заката, румяным отблеском горя,
    Стоит, как вылитый из злата, дворец великого царя
    И в нём, судьбу страны решая, лишь властью слова одного,
    Или законы, утверждая печатью перста своего,
    На драгоценном царском троне, роскошной свитой окружён,
    Сидит сам царь, в златой короне, и весь он в думы погружён
    Вокруг недвижными рядами телохранители стоят
    И под вечерними лучами их шлемы медные блестят.
(музыка кончается)
    Князья с сатрапами предстали пред троном Дария царя
    И свой указ ему подали они, почтением горя.

Сатрап:
    Князья, наместники, сатрапы и слуги прочие твои
    Друг другу явно изъявили мы все желания свои,
    Чтоб это твёрдое веленье благоволил ты царь издать
    И слуг своих постановленье, рукой своею подписать.
    "Отныне в царстве Вавилона в течении тридцати дней
    Пусть ни о чём ни кто не просит ни у богов ни у людей,
    Но под угрозою суровой, царя лишь все просить должны.
    Пусть будет твёрдо это слово, и так, закон для всей земли,
    А если же просить, кто будет у человеков иль богов
    Того законно пусть осудят и тотчас бросят в львиный ров".

Автор:
    Царь Дарий выслушал с вниманьем, князей диковинный указ.
    Решил их странное желанье исполнить также в этот раз.
    Князья молчали в ожиданьи, писарь царю перо подал,:.
    Царь посмотрел рукописанье, рукою властно подписал,
    Тогда в груди сильней забились, князей злорадные сердца.
    И, торжествуя, удалились они из царского дворца.
    Указ тот всюду был объявлен, узнал о том и Даниил.

Даниил:
    Я знаю, будет Бог прославлен в душе моей ещё не раз
    Пророк и смерти не боится, что значит мне людской указ.

Автор:
    И он пошёл в свой дом молиться, как это делал всякий раз
(ПВ 44 "К Тебе Спаситель мой" поют 1,4,8,10 куплеты)
(Ты мне будь Господь, отрадой №64)
(Под музыку ПВ 44)
    Вот дом его, не слышно шума, здесь мир витает и покой,
    Здесь человеческие думы сливались с горькою мечтой
    Здесь окна горницы раб Божий к святому граду открывал,
    И скорбь Израиля в молитве не раз пред Богом изливал.
    Вот он печальный, но прекрасный, любимец чуждого царя
    В часы опасности ужасной стоит моления творя
(Музыка кончается)
    В тот час, так тихо, с Богом славы наедине он говорил
    А взор врагов его лукавых, тайком за жертвою следил.


Арион:
    Любезный друг, сатрап Ахоз, заметил я и уж не раз,
    Что князь великий Даниил указ царя попрал, забыл.
    Глашатай всем давно сказал, чтоб всякий просьбы направлял
    В дворец к царю все тридцать дней и всякий чтоб с нуждой своей
    Богов в молитвах не просил, но так не делал Даниил,
    Порядок жизни не менял, своё окно он открывал.
    И, в день три раза, не таясь, молился Господу склонясь.
    Имеем мы теперь предлог, чтоб править нами он не мог,
    Нельзя теперь, мой друг сатрап, чтоб князь, недавний пленник, раб,
    Над нами власть свою имел, был близок к Дарию, и смел
    И чтоб в делах нам не мешать, его не трудно нам убрать.
    Придёт к концу уж скоро день, покроет всё ночная тень,
    Тогда увидим мы с тобой, как после дня во тьме ночной
    Молиться будет Даниил, Тому, Чьё множество светил,
    Кому давно так верен он.

Ахоз:
    Я тоже думаю давно, что князя нужно устранить
    И сделать так, чтоб жизни нить короче стала бы его
    А нам с тобой нужней всего, рассеять всех своих врагов.
    Идти с тобою я готов.
(Музыка "Румяной зарёй)

Автор:
    Ушёл на запад солнца луч, луна глядела из-за туч
    И, в свете меркнущем её, запрятал рубище своё
    Надменный, гордый Вавилон, входил в жилища мирный сон.
    Заснули птицы, спит и сад, и льют цветы свой аромат
    По улице одной, как тень, неся добра чужого кладь
    Идут Ахоз и Арион, очам их стал не нужен сон.
(Музыка кончается)

Арион:
    Вон там, немного за углом, увидим скоро нужный дом.
    А в нём живёт наш давний враг.

Автор:
    Шептал Ахозу друг впотьмах, и в этот самый миг луна,
    Как будто другом им была, как будто нужно было ей,
    Лить свет серебряный сильней.

Арион:
    Ну вот и дом, а вон окно:. Ах: вот, открыто ведь оно
    А вон не спящий Даниил пред Богом голову склонил.
    Гм: молиться Богу смеет он.

Ахоз:
    Ты прав в сужденьях Арион, когда наступит утра час,
    Придём к царю, он примет нас, ему расскажем про окно,
    И слово дерзкое одно, что князь великий Даниил
    Склонив главу, произносил, ища защиту от тревог.

Автор:
    А это слово было "Бог".
    Ушли они, но Даниил в молитве Бога всё просил,
    О новой силе для трудов, чтоб мудрым быть среди волков,
    Чтоб только правдой вечной жить и, чтоб угодным Богу быть,
    Во всём , что Господом дано, и чтоб открытое окно
    Ног закрыть ни бури вой, ни ночи мрак, ни ветер злой.
    Когда молиться кончил он, к нему пришёл спокойный сон.
(Под музыку "Утром когда встаёт рассвет)
    Настал рассвет, светило дня, тепло и свет в лучах неся,
    Опять призвало всех на труд, смотрите, вон друзья идут.
    Друзья, Ахоз и Арион, тревожным был ночной их сон.
    Язык недобрый их готов излить поток коварных слов.
    Коварство их волнует грудь, и вот к царю привёл их путь
(Музыка кончается)
    А царь свободен был от дел и их к себе ввести велел
    Вошли они и пали ниц.

Царь:
    Какая скорбь коснулась лиц, какое горе мучит вас
    Ко мне пришедших в этот час?

Арион:
    О Дарий царь, о наш отец, пришли с тоской своих сердец,
    Печаль большая есть у нас, недавно изданный указ
    Нарушил князь наш Даниил, в молитве Бога он просил.
    Попрал указы он твои, твердил молитвы он свои,
    В начале дня и в поздний час, заметил то наш зоркий глаз.

Ахоз: Да.

Арион:
    Как дерзок он и как упрям, как будто служит он врагам.
    Немало князь имел заслуг, но видно он царю не друг.
    Нам жаль его, но львиный ров, ему, неверному, готов.
    Он кары строгой заслужил, так твой указ определил.
    Для всех указ тобою дан, законом персов и мидян,
    Указ твой строг для смертных нас.

Автор: Сказал им Царь:

Царь:
    Да, мой указ... пока оставьте вы меня,
    Другим вопросом занят я. Всему ускорю я конец.

Автор:
    Они покинули дворец, печаль терзала грудь царя.

Царь:
    Коварство есть, не видел я.
    Сатрапов пагубная цель, известна стала лишь теперь,
    Где путь тому, чтоб Даниил себя от смерти сохранил?

Автор:
    Напрасно Дарий путь искал. Весь день тоскуя,
    Он устал, лишился бодрости и сил, но вот и вечер наступил.
    Сатрапы снова у царя. Они, желанием горя,
    Увидеть нужный результат, царю упорно вновь твердят.

Ахоз:
    Давно дошёл до многих стран закон и персов и мидян
    А он не может допустить, чтоб можно было изменить
    И даже жертвенной ценой, любой указ, что дан тобой.

Арион:
    Хотя всем нам и князя жаль. Хоть и растёт у нас печаль,
    Но нужно бросить князя львам, об этом нужно знать врагам.

Автор:
    Что мог на это царь сказать, нет слов, чтоб князя оправдать.
    И царь взволнованный сказал:

Царь:
    Своей рукой я подписал. Решенье царское дано,
    И не изменчиво оно. Поток не нужен лишних слов,
    Бросайте князя в львиный ров. Его примерно накажу,
    Но прежде я ему скажу слова последние мои.

Автор:
    Пророк пока ещё молился, пред Богом в горнице своей,
    Когда нежданно вдруг явился, отряд конвойных у дверей
    И шумно, быстрыми шагами, в дом тихий, воины вошли
    И с обнаженными мечами к царю пророка повели.
    С довольством в сердце затаённом они смотрели на него
    Когда лишённого всей славы, вели презренного его
    Толпа врагов сопровождала, его с насмешкой, говоря:

Из толпы:
    Ко львам молиться поспешает, противник нашего царя.
    Смотрите с важностью какою идёт презренный иудей,
    Посмотрим, Бог своей рукою, спасёт тебя ли от зверей

Автор:
    И князя скоро привели. Ещё дорогой князь узнал,
    Что жертвой зависти он стал. В потоке всех враждебных сил,
    Вот, полный веры, вдохновенья, пророк предстал перед судом,
    Врагов смущая дерзновенных, спокойным радостным лицом.
    Враги, сокрыв своё смущенье, судили кроткого его,
    И царь скрепил суда решенье, печатью перста своего.
    И обратившись к Даниилу, сказал в секрете от врагов:

Царь:
    На Божию надейся силу и он спасёт тебя от львов
    Служил ты Богу неизменно, мужайся, друг мой Даниил

Автор:
    И Даниила, месть свершая, ввергли на радость всем врагам
    В тот ров, где львов голодных стая рычала грозно по ночам.
    И, торжествуя, поспешили на отдых сладостный домой
(Пауза)
    Когда верхушки туч над далью, закат уже не золотил,
    Терзаем жгучею печалью, домой царь Дарий поспешил.
    И ужин, слугам удивлённым, он повелел не подавать,
    И чрезмерно огорчённый, не приняв пищи, лёг он спать
(Под музыку " Ещё с рожденья")
    Устало немощное тело, но сон от глаз его бежал
    И уж в мучительности дело, его сначала вспоминал.
    Вот вспомнил он, как подходили князья с сатрапами к нему,
    И подписать указ просили, в вид новой почести ему.
    Как он, без всяких подозрений, указ безумный подписал.
    Увы, лукавых намерений, он в них тот час не замечал.
    И вот, немного доверяя, какие горькие плоды;

Царь:
    Несчастный!.. Знаю лишь теперь я, как мог я миновать беды,
    Как в сеть меня вы уловили, о вы - коварные враги.
    Теперь вы счастливы, спокойны, победу царствуя свою,
    А я, страдаю и не вольно, кляну несмысленность свою.

Автор:
    Густеет тьма, нависли тучи над тёмным отблеском земли,
    Утихло всё, лишь рёв могучий несётся где-то из долин.
    То львы во рву своём рыкают, почуя жертву пред собой,
    И только эхо рёв их повторяет над спящей, стихнувшей землёй.
    И весь в молитву погружённый, Творцу всю скорбь свою открыл
    Вот он, зверями окружённый, во рву колени преклонил,
    В любви Бог благости высокой, молитве милостиво внял.
    И одинокому пророку в защиту Ангела послал.
(Музыка кончается)
    Весь ров наполнен был рычаньем, он в жуткий трепет приводил
    Своим убийственным дыханьем, но был спокоен Даниил.
(Под музыку)
    Он знал, что в этой тьме могильной, Господний Ангел был при нём
    И отгонял, рукою сильной, зверей рыкающих кругом.
(Музыка кончается)
    Ночь беспокойная минула, взошла уж бледная заря
    И с облегчением вздохнула, грудь истомлённого царя.
    Той тихой утренней зарёй, он, встал, и тотчас поспешил,
    Туда, где грешною толпою вчера был брошен Даниил.
    Вот львиный ров, там за дорогой, ущелье мрачное видно,
    И царь сердечною тревогой глядит на сумрачное дно.
    И ближе к жуткому ущелью тревожно, робко он спешил
    И с малым проблеском надежды, пророка жалобно спросил:

Царь:
    Служитель Божий, Даниил! Спасти тебя от смерти смог?
    Твой, Вечносущй, Сильный Бог?

Автор: И вдруг, о чудо, слышен голос из рва пророка самого.

Даниил:
    Не пал с главы моей и волос, без воли Бога моего.
    Мой Бог всевидящий и сильный Святого Ангела послал,
    Чтоб здесь меня во тьме могильной, от лютых львов он сохранял.
    И силой Господа Святого меня от львов он защитил
    За то, что чист я был пред Богом и пред тобой не согрешил
(Музыка " Ещё с рожденья ")

Автор:
    Царь Дарий был безмерно рад, он князю смерти не хотел.
    Он тут же слугам повелел, из рва, скорей его поднять
    Того Кто в верности своей, всегда бесстрашным, стойким был
    И верой в милость Божью жил, Ему Единому молясь.
    Покинув ров, увидел князь, как дня идущего заря,
    Коснулась радости царя, и царь восторженно сказал:

Царь:
    Твой Бог, Владыко, всё создал, весь этот мир и небеса
    Его я вижу чудеса, ему послушен хищный зверь,
    Об этом будут знать теперь и славить имя лишь Его,
    В пределах царства моего. А ты, мой князь, иди домой
    Неся в душе своей покой.
(Музыка кончается)

Автор:
    И царь, смиренною душой, Творца могущество познал.
    И повеление такое во все пределы разослал:

Царь:
    Даю отныне повеленье, во все подвластные края,
    Народы все, с благоговеньем, пусть чтут Небесного Царя
    Он Бог живой и вездесущий, Его владычество и власть,
    Он, всякой твари жизнь дающий, не даст рабам своим пропасть.
    Как Даниила Он избавил от пасти яростных зверей,
    И пред народами прославил, великой силою Своей.

Автор:
    Пришёл в свой дом князь Даниил, опять окно своё открыл.
    Опять молился Богу он за родину свою Сион
    И сердцем всем благодарил, что Бог чудесно сохранил
    Его, в любви большой Своей, от львиной пасти и когтей.

Повествователь:
    Да, эта повесть об окне, сказала многое и мне.
    Хочу и я, как Даниил, иметь от Бога много сил
    Ему единому молюсь: "Господь, к тебе душой стремлюсь,
    Чтоб в горнице своей всегда, и в час ночной, и в свете дня
    Закрыто не было оно, но, чтоб открытое окно
    Служило знаком бы моим, что я иду путём Твоим.
    Что мне не страшны ковы тьмы, что я с Тобой. Со мною Ты"
(Гимн "О храни меня Спаситель")

           АМИНЬ.
 
« Пред.   След. »
Находится в каталоге Апорт Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ