Payday loans uk
 

Как сладки гортани моей слова Твои! лучше меда устам моим.
Повелениями Твоими я вразумлен; потому ненавижу всякий путь лжи.
Слово Твое - светильник ноге моей и свет стезе моей.
(Пс.118:103-105)

Илия у Хорива 3Цар19,1-15
Я уверен, что все дети Божии, многократно читая этот текст, пытаются понять причину странного и загадочного поведения пророка Илии. Постараемся сегодня в этом разобраться. Илия явно находился в глубокой депрессии. Лёжа под можжевеловым кустом в пустыне он пришёл к выводу, что лучше умереть. Внешне он бежал от людей, а внутренне он замкнулся в себе. Он не произносит ни одного слога молитвы, чтобы Бог Израилев помог ему снова подняться. Муж Божий, по молитве которого Бог на три с половиной года закрыл небо от дождя и навёл на Израиль страшную засуху. Затем по его молитве Бог дал снова дождь. Муж Божий, который на горе Кармил посредством всего лишь нескольких слов молитвы вызвал с неба огонь, не молится в этой ситуации, хуже того – он не хотел молиться. Речь Господа посредством сильного ветра, огня, землетрясения и тихого шелеста должна была Илии объяснить Божии пути. Если Господь раньше использовал Илию, чтобы привести Свой народ в порядок, направить на правильный путь, то теперь Он вынужден уделить время своему пророку, чтобы и его привести в порядок.
Если Господь желает использовать нас как Своё орудие, то Он сначала сформирует наш характер и наше сердце.
В момент депрессии Илия имел помышления и образ поведения, с которыми Господь не мог согласиться. Они являлись причиной непонятного для нас поведения Илии. Коротко рассмотрим сначала внешние обстоятельства, происходившие до этого момента. После этого мы убедимся, что последующие события были лишь поводом, чтобы осветить внутренний мир пророка.
Илия, отец пророков, один выступил навстречу Ахаву, царю Израилеву и огласил через него своему народу Божий суд. Господь запретил Своему народу породняться с язычниками, чтобы таким образом воспрепятствовать падению Израиля в идолопоклонство, но вопреки этому запрету Ахав женился на язычнице Иезавели, дочери царя Сидонского. Как следовало ожидать, Иезавель последовательно ввела в Израиле идолопоклонство. Согласно 3Цар 18,13 она истребила Божиих пророков и наполнила страну окультизмом и колдовством, и Израиль погряз в это время в идолопоклонстве. Как обычно, в таких случаях, происходило смешивание служения идолу Ваалу и Богу Израиля. Когда Аарон в Исх 32,4 сделал золотого тельца, то народ приписал этому тельцу вывод Израиля из Египта и говорит: «это твой бог, который вывел тебя из Египта». Конечно, это было полнейшим безумием и ложью. При этом Аарон провозгласил этот день праздником (Иеговы) Господа. Другой бог получил имя Иеговы. Именно таким образом во все времена наклеивались библейские и христианские этикетки на различные вещи языческого содержания, чтобы оправдать скрывающееся под ними идолопоклонство. Это мы видим в религиозном мире и сегодня.
В 3Цар 18,21 Илия призывает народ не хромать на оба колена: не объединять служение Господу со служением Ваалу. И апостол Павел спрашивает во 2Кор 6,15: «Какое согласие между Христом и Велиаром?»
Со всей силой Илия восстановил притязания Господа быть единым Богом, а не одним из многих богов. Примером того, что Иисуса Христа считают одним из многих богов, является догма секты свидетелй Иеговы. Но наш Господь является единственным в своём роде и эти притязания мы будем отстаивать и поддерживать бескомпромиссно до конца.
Илию мы видим одного на горе Кармил противостоящего безбожному царю Ахаву, который представлял государственную власть; целой армии, численностью в 850 человек, священников Ваала и дубравы (Ашеры), которые держали в своих руках религиозную власть, и отступническому народу. Никто из них не желал Илию и не признавал его.
Мартина Лютера, в отношении характера и существа мы можем назвать Илией средних веков, который тоже имел в лице власти императора и церкви мощных духовных противников, хотя в народе он имел большую опору. И лишь поэтому реформация получила своё развитие, так как время для этого созрело. Я думаю, что нельзя назвать ни одного человека, который хотя бы приблизительно знал стойкость, волю и крепость нервов Мартина Лютера, выстоявшего в этой борьбе. Никто из нас не создан для такого задания. Не было ни одного человека, который бы укреплял его руки или удостоверил его.
Божии мужи и жёны имеют большую проблему в том, что окружающие их христиане часто не понимают важность и величину их задания от Господа. Их заботы и проблемы чаще всего непонятны и недоступны другим. Я попытаюсь это объяснить на одном примере.
Солдат может понять заботы всех других солдатов, так как он сам является солдатом. Он имеет большое окружение, с которым может делить эти заботы. Офицер может понять заботы офицеров, так как он сам является офицером. Но он имеет значительно меньший круг касающихся. И чем выше воинское звание, тем меньше понимают заботы и нужды тех, которые относятся к этому узкому кругу. А над всеми военнослужащими стоит один, которого никто правильно понять не может, потому что он один, потому что нет никого на его уровне; никто не может разделять его заботы. Такой человек вынужден решать все вопросы сам с помощью Господа. Это действительно трудная позиция.
Илия никого не имел кто мог бы его понять, он стоял совершенно один, он был одиноким. И в наше время имеется много Божиих мужей и жён, страдающих одиночеством. В тот момент, когда тебя не понимают, можно среди множества братьев и сестёр быть одиноким.
Я знаю единственного Человека, Который находился в ещё худших условиях, Который был ещё более одиноким, и Которого ещё меньше понимали. И Он претерпевал давление мирской и религиозной власти, ненависть народа и сверх этого власть мрака, а в конце концов – Божий гнев. Господь сказал о Себе:
Пс 68,21    Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог, ждал сострадания, но нет его, - утешителей, но не нахожу.

Илия был ревнителем за Божие дело, когда вокруг него уже не было возможности услышать свидетельства о Боге. Хотя Бог имел ещё 7000 представителей, которые не склонили перед Ваалом свои колени, но они были настолько скрыты, что даже Илия не знал о их существовании, потому что они не давали открытого свидетельства. В лице Овадии они действовали скрыто. Через Илию Бог делал то, что часто с другими Он не мог делать: Он посылал его на серьёзное и трудное дело совершенно одиноким. Обратимся к Моисею. Когда он выступал перед фараоном, то имел в помощь Аарона. Неемия и Ездра действовали сообща, одновременно. Давид имел друга Ионафана, который всё понимал, что двигало его сердцем. Даниил в ссылке имел три друга, с которыми он мог всё обсудить и вместе молиться. Ап. Павел имел Тимофея, который его понимал и подражал ему.
Но Илия был действительно одним из совершенно немногих, которые не имели ни одного человека в поддержку. Когда он получил Елисея, то труднейший пункт его служения был уже позади. На Кармиле Илия снова восстанавливает разрушенный жертвенник Господа. Он доказывает ничтожество Ваала. Ваал был богом дождя и плодородия, а также и богом огня. Посредством отсутствия дождя и росы в течении трёх с половиной лет Бог хотел показать народу ничтожество Ваала, который был не в состоянии дать дождя. Теперь Он имел возможность показать Себя также Богом огня. Итак священники Ваала с утра до вечера тщетно прыгали вокруг своего жертвенника и призывали Ваала дать огня. Никакого ответа они, естественно, не получили.
Посредством огня, который Господь послал с неба на жертву по короткой молитве Илии, народ понял, что только Иегова является Богом. Илия приказал народу схватить всех пророков Ваала, отводит их к потоку Киссону и убивает их там (3Цар 18,40). Илия достиг полнейшей победы. Через три с половиной года Бог даёт по молитве Илии снова дождь и показывает народу таким образом, что Илия является пророком Иеговы.
И как теперь можно объяснить тот факт, что Илия в гл.19 сидит под можжевеловым кустом и хочет умереть? Это уже не поза победителя. Вся жизнь и действия Илии были направлены к единственной цели: привести Израиль снова к своему Богу. После мощной победы Господа на горе Кармил Илия считал, что он эту победу достиг. Весь народ признал Иегову Богом и Бог ответил действиями. Народ пробудился и Илия находился в ожидании, что он отвернётся от Иезавели и служения Ваалу и единодушно сплотится вокруг него, чтобы служить Богу Израилеву. Он считал, что враг разбит наголову. Когда пошёл дождь, то рука Господа была на нём, так что он бежал перед Ахавом от Кармила до Изрееля, где находилась резиденция царя. Илия был уверен в своей победе и что эту победу он как эстафету принесёт в своём беге перед колесницей Ахава от Кармила до Иезавели. Илия знал, что обо всём происшедшем на Кармиле она узнает от Ахава: что Ваал не ответил своим пророкам, и что Бог ответил огнём и что народ, познав истинного Бога, заколол всех вааловых пророков. Илия ожидал, что Иезавель поймёт речь Бога, Который и ей так ясно открылся в Своей власти и, обессилев, рухнет. Даже царь Ахав смирился перед властью Бога и словами Илии. Не Илия, а сам Ахав созвал по велению Илии пророков Ваала на Кармил.
Но здесь Илия основательно ошибся в Иезавели. Вместо того, чтобы, как он ожидал, быть вследствии случившегося глубоко тронутой, поражённой и в бессилии рухнуть, Изавель объявляет Илии «войну». Иезавель проявляет себя внешне как сильная ведущая личность. Хотя Ахав был царём, но Иезавель держала всё целиком в своих руках. История с виноградником Навуфея (3Цар 21,15) характерно показывает, как ловко Иезавель ткала интриги, оставив Ахаву их исполнение.
Итак вся ненависть Иезавели обрушилась на Илию, так как он отважился приложить руки к пророкам Ваала. Она объявляет о своей угрозе убить Илию на следующий же день. Илия совершенно потерял самообладание, так как он не рассчитывал на такой исход дела.  На такой оборот событий он не был готов. Он считал, что враг полностью побит и власть Иезавели сломлена. Но вместо этого он узнал о несокрушимой власти Иезавели в её резиденции. Она клянётся своими богами убить Илию. Мгновенно он увидел себя совершенно разочарованным в своих ожиданиях. Испугавшись, он вынужден был признать, что он видимо неверно оценил всю ситуацию; а Иезавель, напротив, оценила правильно.
Народ, бывший под сильным впечатлением от событий на Кармиле, ни о Боге, ни об Илии не заботится. Его сила и терпение к этому моменту иссякли. Если думаем, что полная победа уже в наших руках, а затем поймём, что нужно начинать с начала, то наша сила иссякнет. Какой смысл имело для народа, заступаться за того, кто так усердствовал, чтобы склониться на его и на сторону Иеговы? (Илия видел, что народ попрежнему не отделялся от идолопоклонства и от Иезавели). Народ продолжал и далее подчиняться Иезавели и наблюдал как она посягала на его жизнь. Безрезультатность всего его служения, ставшая теперь перед его глазами, уничтожает все его дальнейшие перспективы и он не может больше верить, потому и думает: «несмотря на всю мою веру я пришёл к такому финишу». И во что он должен после этого ещё верить и чего ожидать? Он выдохся, он без надежды, сломлен и мгновенно глубоко устал. Поэтому он сдаёт позиции своего служения.
Расчёт Иезавели оправдался. При всей её развращённости её устойчивость, оценка положения и выводы, которые она из них делала, характеризуют её всё-таки как очень умную и эффективную женщину. Иезавель была не глупой женщиной, незаурядной личностью.
Главной ошибкой в духовной борьбе является недооценка противника или неточность информации о его поведении и возможности. Во все времена задачей шпионажа являлось, раздобыть эти данные. Чаще всего война ведётся больше с помощью шпионажа за кулисами, чем на поле боя.
Иезавель угрожает убить Илию: завтра это должно свершиться. Завтра! Почему не сегодня? Почему она сразу не посылает палача? Вероятнейшим ответом является то, что она наверное не отваживалась на этот шаг из-за поведения народа на Кармиле, который признал Илию Божиим пророком. Она не отваживалась на этот шаг, как и поздней первосвященники не отваживались открыто взять Господа Иисуса и казнить Его. Они это сделали впоследствии скрыто.
Хотя народ и не сплотился вокруг Илии, как ожидала Иезавель, но действительно посягать на него она не отваживалась; ибо, если бы это было возможно, то она бы это сделала сразу. Она даже не осмелилась посадить его в тюрьму, чтобы посмотреть как на это реагирует народ. Она была намного умней. Эта женщина змеиной хитрости, умышленно посылает ему извествие, чтобы мести, в которой она поклялась, придать большую силу. Она делает это с расчётом ожидаемого воздействия, что Илия уклонится, не захочет попасть в её руки и снова уйдёт в подполье. До тех пор, пока он останется у дворца её резиденции, будет не он, а она в опасности.
В этой ситуации Илия делает большую ошибку, уклонившись от своей позиции, в которую Бог его поставил. Укреплённый Божией силой он бежал от Кармила до Изрееля, где по заданию Господа он должен был быть. Таким образом он сам подарил победу. Но Илия не был в состоянии смотреть на Бога, чтобы взять эту последнюю банду. Внутренне он был разбитый, так как начал смотреть на случившееся своими, человеческими глазами. Задача, которую он выполнял на Кармиле, была намного трудней. Там он не имел страха перед Ахавом и пророками Ваала быть убитым в дубраве (в ашере) прежде чем он выступит перед народом. И это могло бы случиться, чтобы дело не дошло до выступления перед народом.
История с Илией показывает нам, что самыми опасными ситуациями бывают не обязательно те, в которых мы находимся в трудных сражениях с врагом. Самым опасным является время следующее за победой, когда Бог вознаграждает верность и устойчивое признание Его Имени. В признании и радости победы мы чувствуем себя легко, очень уверенно и становимся беззаботными и действуем небрежно и халатно. И таким образом мы начинаем откладывать в сторону одно за другим «всеоружие Божие».
Если мы, как Илия, пренебрежём бдительностью, то можем сегодня стоять перед Богом, а завтра, лишённые мужества, сдать своё служение. Если мы, как Илия, думаем, что всё уже достигли, то не подготовленные для дальнейшей борьбы сникаем перед неожиданно возникающими проблемами.  На основании сообщения Иезавели Илия хотел распознать положение дел. В ст.3 сказано:
3Цар 19,3    Увидев это, он встал и пошел, чтобы спасти жизнь свою...

В это мгновение уже не Бог, а Иезавель, её ненависть и неустойчивость народа стояли перед его глазами. Теперь им управляло не Божие Слово, а слово Иезавели. Если мы будем рассматривать обстоятельства через очки врага, то будем соответственно и действовать. Поскольку теперь Иезавель стоит между ним и Богом, то он видит только её власть. Он встречает Иезавель больше не во власти Бога, а в своей силе, поэтому теряет всякую власть и мужество. Если бы борьбу против сатаны, начальств и властей мы должны были вести собственной силой, то имели бы все повод уйти, уволиться со служения Господу.
Илия больше не вспоминал о том, как Бог питал его у ручья через ворона, как он в силе Божией давал вдове муку и масло, чтобы оно не убавлялось, как Бог через него воскресил мёртвого и по его молитве низверг огонь с неба, а позднее – дождь. Всё это исчезло из его сознания.
Илия, этот муж молитвы, обращается в своей безнадёжности теперь не к Богу. Он видит только Иезавель и свою смерть.
Как быстро забываем и мы вмешательство Бога в нашей жизни. Мы, как и Илия, видим только страдания и крушение. И вместо того, чтобы искать встречи с Богом и дать Ему возможность нас ободрить, обращаемся в бегство. Бегство Илии от Иезавели до Вирсавии составляет примерно 150 км. Там он оставляет своего единственного спутника (мальчика) и уходит далее на расстоянии дневного пути в пустыню. Илия садится под можжевеловый куст и хочет умереть.
Если бы он действительно хотел умереть, то мог оставаться в Изрееле у Иезавели. Как странно всё же ведут себя верующие, которые, как Илия, находятся в глубокой депрессии. Он бежит, чтобы спасти свою жизнь, а здесь он хочет умереть. Это не что иное как шизофрения! Если бы он в Изрееле умер мученической смертью, то в почести покинул бы эту землю. Это было бы прекрасное и действительное свидетельство. Но смерть в пустыне под можжевеловым кустом была напротив позорной.
Под можжевеловым кустом мы видим Илию снова в молитве. Но что это за молитва, которую он произносит? Он говорит:
3Цар19,4    А сам отошел в пустыню на день пути и, придя, сел под можжевеловым кустом, и просил смерти себе и сказал: довольно уже, Господи; возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих.

Эти слова выражают не подчинение, а недовольство и гнев против Бога. По отношению Бога и своего пути с людьми Илия мыслил в своём сердце неверно. Он не согласен с тем, что Бог направил эти события по такому пути. Он, конечно, заметил, что Бог их именно так направляет. Ему это стало ясно. Но он не согласен с тем, что Бог так поступил. И теперь мы рассмотрим тот факт, как он всё больше начинает вступать с Богом в спор. Что Бог мог поступить иначе для него не являлось проблемой.
Выражение «довольно уже» является упрёком против Бога. Илия обвиняет Бога! Оно выражает отказ далее служить Ему так, как Он хочет. Оно говорит также о том, что по отношению занятой им позиции он не желает, чтобы Бог далее к нему обращался. Илия не хочет больше об этом говорить. Как и все люди, которые упорно держатся собственных представлений, он отошёл от служения Господу и замкнулся. Он не видит себя таким образом Богом утверждённым, как ему это хотелось. Вместо того, чтобы поставить его во главе народа, Бог поставил его перед Иезавелью под сомнение. Так что он ничего не достиг. В Илии мы видим здесь то, что во всех нас скрыто. Хотя он служил Богу с большим усердием и стойкостью, с великой отдачей, с чудовищным участием и риском для жизни. Но он связывал всё дело Божие с величием собственной персоны и с исполнением собственных представлений.
И в Церкви Иисуса это является великой болезнью. Ибо, если Господь лишит возможности возвеличиться, как у Илии, то от множества верующих останется лишь жалкая горсточка. Тогда действительные мотивы сердец станут явными. Откроются наши истинные интересы. Если Господь нас ведёт иначе, чем мы этого желаем, то мы терпим катастрофу и уклоняемся от служения. Это является пинком по голени Господа.
Илия не оплакивает неудавшийся успех, не колеблющийся народ, но в истине себя самого. Чаще всего мы, правда, не отваживаемся непосредственно обвинить Господа, но в наших действиях и нашими рассуждениями всё же невозможно удерживать скрытым наше возмущение против Господа. Каким-нибудь образом оно выходит наружу.
Илия хочет умереть, чтобы не жить дальше в Божиих мыслях и путях, с которыми он несогласен. Поэтому его желание умереть бесчестно. Бог, Который много лет хранил Илию от тысяч опасностей и лишений, должен дать ему теперь умереть под можжевеловым кустом. Илия видел своё положение безвыходным. Самоубийство было для Израильтянина оскорблением Иеговы и не давало для пророка возможнсти уйти просто из жизни. Поэтому он просит Бога дать ему умереть. Это желание имеет довольно благочестивую окраску. Оно выражает такую позицию, которая говорит: если Бог не использует меня как я хочу, то пусть даст мне возможность умереть. Это такая позиция, которая хочет Господа штрафовать и причинить Ему боль.
Но Бог не закончил Своё намерение с Илией. Поразительно то, что Господь терпит не только от погибших грешников, но и от тех, которые Ему приналдежат. Мы изумляемся над манерой, в которой люди говорят с Господом, и что Он всё это долготерпит.
Поведение Илии подобно поведению Ионы. В Ионе 4,3 и он хочет умереть. Причиной к этому был тот факт, что Иона провозгласил Ниневии суд, который Бог к назначенному сроку по известной нам причине не исполнил. На этой основе он «сильно огорчился этим и был раздражён» (ст.1). А в ст.2 он затем объясняет:
Иона 4,2    И молился он Господу и сказал: о, Господи! не это ли говорил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побежал в Фарсис, ибо знал, что Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и сожалеешь о бедствии.

Если бы Бог наказал Ниневию судом, то Иона был бы очень довольным. Почему? Потому что исполнилось бы то, что Он говорил. Но так как Бог проявил милость, то Иона почувствовал себя опозоренным. Поэтому он гневается и требует от Бога смерти. Когда Бог вырастил ему чудодерево, чтобы освободить его от дурного настроения, то Иона хотя и очень обрадовался, но уже на следующий день, когда Бог дал этому дереву засохнуть, Иона снова проявляет недовольство и хочет умереть.
У Илии мы видим такое же поведение как и у Ионы, но далеко не так открыто, как у того. Но в основе – это то же самое. Илия сделал это более искусно, более ловко.
На состояние Илии Бог реагирует в Своём долготерпении. Два раза Он преподносит Илии через ангела небесный хлеб. Уже не вороны или бедная вдова, но ангелы обслуживают его теперь. Обслуживание ангелами должно было непременно выразить ободрение и уважение со стороны Бога. Путём этого жеста Бог хотел возбудить и вновь обрести его сердце. Но мы не получаем впечатления, что путём этих действий Бог достиг его сердце.
Если мы вспомним о встречах людей с ангелами в Писании, то это было постоянно что-то крайне значительное для людей. Но Илия как до так и после встречи с ангелом показывает своим поведением, что он непоколебимо противостоит Богу. Видимо всё это не произвело на него впечатления.
Сорок дней и ночей шёл затем Илия подкреплённый этой пищей к Хориву, к Синаю, Божией горе, к горе, где однажды Моисей принял от Бога закон. Путь к этой горе, удалённой от Вирсавии порядка 320 км., можно было преодолеть примерно за 20 дней. Как Израиль, непослушный Божий народ, 40 лет должен был ходить по пустыне, так и непослушный Илия вынужден 40 дней блуждать по пустыне. Число 40 имеет символичное значение. При достижении Илией этой горы Бог начинает его наставлять.
В ст.9 Бог спрашивает Илию: «...что ты здесь, Илия?» Вопрос, который Бог не ставил Илии у «потока Хорафа», в «Сарепте» и у «Кармила», так как в тех случаях он находился там, где Бог желал его видеть. Вопрос Бога не имеет здесь географического смысла, потому что в силе полученной от ангела пищи Он сделал Илию способным придти к этой горе. Илия находился в одной из пещер этой горы. Но ни пещера, ни можжевеловый куст не были тем местом, где он должен был быть. Они являются выражением его гнева и недовольства. Согласно 3Цар 17,1 он стоял до сего момента перед Иеговой. И Бог хотел добиться, чтобы он вернулся туда. Поэтому в ст.11 говорит: «выйди (из пещеры) и стань на горе». Но взаимосвязь стихов показывает снова непослушание и противление Илии против Бога.
Согласно ст.13 Илия покидает пещеру лишь тогда, когда ветер, замлетрясение, огонь и веяние тихого ветра миновали. Их он почувствовал в пещере, но не на горе, как хотел Бог.
Ответ на вопрос, который Бог задаёт Илии в ст.9 (что он здесь делает?), показывает нам внутренний мир Илии. Он оправдывается, показывает своё усердие в служении Богу, и в то же время перечисляет и раскрывает грехи народа. Это был уже не тот Илия, который прилагал на Кармиле все свои силы, чтобы привести Израиль снова к Богу, чтобы покрыть его грехи. А теперь он выступает против народа, которому он должен был служить, как бы развращён он не был. Он выступает против него как обвинитель. Этот факт подтверждает ап. Павел в Рим 11,2.3, что он здесь выступает не за, а против Израиля. Но ни для этого призвал его Бог и послал на задание.
Так происходит и с нами по отношению к нашим братьям и сёстрам, если мы утратили присутствие Господа. Тогда и мы стараемся оправдываться перед Господом, а братьев обвинять. Но не для этого Господь нас спас.
Илия видит себя единственным, который усердствовал и трудился для Бога, поэтому он хочет оставаться в пещере. Но в ст.11 Бог говорит: «выйди и стань на горе». Он должен был занять перед Богом своё прежнее положение. Он должен был научиться, что действительной причиной его отчаяния является не безрезультатность его усердия, не состояние народа и не посягательство на его жизнь. Эти факты были и до этого налицо, это было не ново. Действительной причиной является то, что он не стоял больше перед Богом. Он видел только трудности. Но если бы он смотрел на Бога, то глазами Бога смог бы их преодолеть. В пещере Илия прочувствовал сильный ветер, раздирающий горы, землетрясение и огонь. В своём сердце Илия желал, чтобы Бог встретил Свой народ этими ужасными явлениями. Но Илия познал, что Бог был не в ветре, не в огне и не в землетрясении. Это стало ему ясно.
Не думаем ли и мы часто, что Господь должен начать суд над погибшими и верующими, что Он должен им как следует врезать, так чтобы треск раздался. Илия видел все эти знамения суда, но чувствовал, что в них не было Бога, потому что Он хотел встретить Свой народ в милости. Илия знал это с того момента, как Бог сказал:
3Цар 18,1 «...и Я дам дождь на землю».
       
Ураган, землетрясение и огонь открывают Божию власть и Его суд. Кто из нас не впал бы в страх или панику при землетрясении. Никто из нас наверняка не пережил этот страх. Точно так же мы не были свидетелями штормового ветра, раздирающего горы. Мы не можем себе представить такого зрелища. Не имеем также представления какой мощью обладает огонь. Но Бог не находится в этих явлениях, в которых мы должны видеть величину Его суда, но ни в коем случае не Его сердце, Его существо.
Когда Илия услышал (тихий шелест) веяние тихого ветра, он понял, что именно в нём находится Бог. Он понял, что Бог хотя и совершает суд посредством урагана, землетрясения и огня, но в конце остаётся веяние тихого ветра (тихий шелест). Это соответствует Его существу, в котором Он открывается погибшему грешнику. Перед ужасным ураганом, землетрясением и огнём мы закрыли бы наше лицо. Но Илия закрыл своё лицо и перед тихим шелестом. Почему? Так как он почувствовал при этом святое присутствие Бога. Сила Его милости намного больше, чем сила Его суда. Это стало здесь очевидным. Если Его милость никогда не отменит Его суда, то Он есть и останется праведным. Любовь Бога невозможно заменить Его праведностью и наоборот, потому что оба эти кочества присущи Ему. Возможность такой замены является запрещённым размышлениям. Его любовь является намного большей силой или властью.
В ст.13 Бог ставит Илии во второй раз вопрос: «...что ты здесь, Илия?» Почему Бог это делает? Потому что Он не был доволен первым ответом. После речи Бога Илия должен был теперь познать своё своевольное сердце. К сожалению он не был готов просить у Бога прощения. Это выражение: «Господи, прости меня» он не смог произнести. Он крепко держится своего недовольства. Намерение Бога поступать со Своим народом по благодати, как Он показал в тихом шелесте, не соответствовало его сердцу. Упрямо и своенравно он даёт Богу точно такой же ответ как и до этого. Он перечисляет Богу своё усердие, что является обвинением Бога: что делаешь Ты, почему Ты оставил меня? И снова он перечисляет грехи народа.
То, что Илия говорил соответствовало, конечно, действительности, но это было сказано не в духе скорби о Божием народе, а в духе жёсткого осуждения. Как бы сказанное о народе не соответствовало действительности, но Бог не потерпит от нас, чтобы мы судили и осуждали таким образом Божий народ.
Чтобы мы, видя то, что происходит в Церкви Иисуса, не отваживались судить и осуждать братьев и сестёр. Мы не являемся теми судьями, с которых Господь берёт мерку, чтобы знать как Ему поступать.
В ст.15 Бог далее говорит Илии: «пойди обратно своею дорогою через пустыню».
Ударение здесь лежит на «своею дорогою», потому что это не была дорога Бога. Приговор или решение о поведении Илии Бог произносит в ст.16, где Он сообщил, чтобы Илия помазал Елисея в пророка вместо себя. Бог не отступает от Своего плана. Если мы будем пребывать в своеволии, то Господь имеет вместо нас других. Бог хочет использовать Илию и далее, но для служения в милости по отношению к Израилю должен заступить Елисей. Хотя Илия пророк, но здесь он впервые узнаёт, что кроме него Бог имеет в Своём распоряжении ещё 7000 орудий. Илия являлся лишь одним из этих 7000, которые не преклонили свои колени перед Ваалом.
Илия идёт далее и слушает повеление Бога. Во всяком случае внешне. Его служение подходит к концу. Бог удаляет его от служения и ставит в сторону – это реакция Бога на его поведение. Его выступление до вознесения в вихре на огненной колеснице на небеса связано только с провозглашением суда. Таким образом он сообщает Ахаву и Иезавели в 3Цар 21,17-26 суд, а также его сыну Охозии. Мы видим, как в его присутствии два раза по 50 человека были сожжены огнём с неба.
Но когда Бог в заключение этих событий в Своей милости обращается к Своему народу и даёт Ахаву и Израилю совершенно незаслуженно победу над Сирийским царём Венададом, выступившим в союзе с тридцатью двумя царями против Израиля, то Он посылает не Илию (ибо Бог последователен), но различных других пророков, как мы это читаем в гл.20,13.22.28.
Как мы знаем, Илия выступит вместе с Моисеем в семидесятую годонеделю, как два свидетеля (Отк 11,3). Многие места Библии, о которых мы теперь не будем говорить, указывают на это событие. Всё, что Илия принёс Богу как жалобу, мы в совершенстве находим у Господа. Если Илия проявлял большую ревность, то Иисус говорит: «ибо ревность по доме Твоём снедает меня» (Пс 69,9). Как Илию хотели убить, так и Иисус говорит в Ин 8,37: «однако ищете убить Меня». Но дорогу послушания и зависимости от небесного Отца Он никогда не покидал.
Илии было сказано: «Елисея же... помажь в пророка вместо себя». Иисус же напротив говорил:
Ин 17,4    Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить.
Аминь.
 
« Пред.   След. »
Сейчас на сайте находятся:
1 гость
Находится в каталоге Апорт Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ