Payday loans uk
 

Как сладки гортани моей слова Твои! лучше меда устам моим.
Повелениями Твоими я вразумлен; потому ненавижу всякий путь лжи.
Слово Твое - светильник ноге моей и свет стезе моей.
(Пс.118:103-105)

Покаяние - небесный подарок
Призыв Иисуса является призывом ко спасению. Это спасение начинается покаянием. Он говорит: «Я пришёл призвать... грешников к покаянию» (Мтф.9:13). А в нашем тексте апостол говорит: «Он возвышен дать покаяние». Началом Евангелия об Иисусе Христе является: «покайтесь» (Мрк.1:1-15). Во всех четырёх Евангелиях проповедник покаяния, Иоанн, предшествует Господу Иисусу. И это должно быть практическим опытом в душе каждого человека, к которому должен придти Иисус. Фарисеи не могли встретиться с Иисусом для спасения, потому что они не были у Иоанна. В Лук.7:30 читаем: «А фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе». А Божия воля выражена через Иоанна призывом: «покайтесь!»
Конечно, и покаяние, как и любой другой христианский опыт, имеет свои ступени. Глубина покаяния в большей своей части будет соответствовать глубине взгляда каждого. Покаяние постоянно идёт в ногу с открывающейся истиной. Поэтому Иисус проповедывал покаяние более глубоким образом, чем Иоанн, а апостолы проповедывали покаяние более глубоким образом, чем это мог сделать Иисус до Своего дела искупления на Голгофе. Открывавшиеся со временем более глубокие истины, требовали и более глубокого покаяния. Так обстоит дело с опытом каждого в отдельности и сегодня: более глубокое освещение, имеет первым плодом более глубокое покаяние.

В Новом Завете мы встречаем семь различных сторон покаяния:
1. Покаяние, которое проповедывал Иоанн, касается совести и пробуждает её.
2. Покаяние, которое проповедывал Иисус, открывает сердце и очищает его.
3. Покаяние, которое проповедывали апостолы, смещает с трона собственное «я» и даёт место Иисусу.
4. Покаяние Богу, приводит нас ближе к Нему.
5. Покаяние за других, как делали Иисус и все святые.
6. Покаяние, как должен совершать его верующий при каждом согрешении.
7. Покаяние, каким превознесённый Христос требует его от отпавших. До пятого пункта дело покаяния носит прогрессирующий характер: освобождает всё глубже и поднимает выше. В двух последних пунктах напротив, покаяние носит характер возвращения и восстановления.
1. Покаяние, которое проповедывал Иоанн, затрагивает прежде всего внешние стороны жизни. Он говорил: «У кого две одежды, тот дай неимущему; а у кого есть пища, делай то же.., ничего не требуйте более определённого вам.., никого не обижайте, не клевещите» (Лук.3:11-14). Нашими словами это гласило бы: принеси свою «одежду», свой «стол», свои «дела», свои «отношения с людьми» в Божий свет, и чтобы во всём этом был виден праведный плод твоего покаяния; чтобы эти четыре области твоей жизни ты устроил в соответствии с Божией волей и для освящения твоих ближних. Но слишком много современных детей Божиих этого ещё не сделали! Поэтому они являются постоянным преткновением в этом мире и, как невоспитанные дети, должны быть своими душепасторами направляемы на правильный путь.
Почти смешным кажется тот факт и выглядит по детски, что покаяние должно начинаться с гардероба, и что покаяние заботится о еде, проверяет счета производства и упорядочивает отношения с ближними. И если наше покаяние не упорядочило эти области нашей жизни в Господе, то всегда будет беспорядок и возможность для нашего падения; и мы никогда не сможем быть свидетелями Слова Божиего перед миром: «се, творю всё новое» (От.21:5).
Но Иоанн идёт ещё глубже. Он знал где у каждого человека находится самый глубокий дефект. Самая глубокая нужда всех людей находится в израненной и запятнанной грехами совести. Именно на это указывал прежде всего Иоанн. В Мрк.1:5 читаем: «Они исповедывали свои грехи». И это является доказательством, что их грехи были вскрыты. Наша совесть является частью Божией праведности, святым остатком человека, созданного по подобию Бога, Божиего авторитета внутри нас. Каждый, кто хочет найти покой, должен смириться перед Ним, должен слышать Его голос и отвечать на Его требования.
И каждый, кто покаялся, должен прежде всего уделить своей совести должное внимание. Поэтому проповедь покаяния обращена прежде всего к совести. Проповедь покаяния, которая не служит поддержкой совести, остаётся бездейственной. А где проповедь извне помогает пленённой совести восстановить её авторитет, там человек, бывшая крепость сатаны, побеждён. Освобождённая совесть открывает изнутри ворота, стоящему снаружи помощнику. Таким образом человек побеждён, он рухнул. Крепость попадает, так сказать, в перекрёстный огонь: снаружи – проповедь покаяния, изнутри – мощное эхо совести. Таким образом, против грешника стоят два свидетеля и он изоблечён. Ему остаётся только покаяться, то есть он пришёл к первому шагу покаяния.
Что является первым шагом в покаянии? Быть может кто-нибудь скажет: покончить с грехом, ибо «больше не грешить», является лучшим покаянием. Это верно, если покаянию предшествовало признание грехов. В Пр.28:13 читаем: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознаётся и оставляет их, тот будет помилован». Итак, «признание и откладывание» является библейским путём. Но во многих случаях с грехом вообще невозможно разорвать или, как говорит Библия, грех не отпускает нас до тех пор, пока мы не признаем его.
Недавно один человек рассказал мне по этому поводу о себе: «Уже десять лет, как я обратился к Господу, но что-то мешало мне радоваться в спасении и время от времени окутывало меня мраком. Поэтому я уже собирался было снова оставить путь следования за Иисусом. Причиной был обман, который я совершил в годы учёбы, и который не упорядочил в своей жизни. Мой учитель считал меня совершенно откровенным, поэтому мне было так трудно признаться ему, что я его обманул. Но когда беспокойство достигло своей наивысшей точки, то я решил любой ценой признать эту вину и уладить её. С этого момента я стал не только уверенным в своём спасении, но получил великую радость в пробуждении собрания, которое собиралось в моём доме».
Этот человек возненавидел воровство и окончательно покончил с этим грехом. Но грех не отпускал его до тех пор, пока он не признал его. Грех, который мы совершаем, как вожделение исходит из нашего сердца, и если мы совершили его, то он бременем ложится на нашу совесть. И если его затем преднамеренно укрывать, то он станет тёмным пятном, к которому враг в трудное время приложит свои рычаги сомнения, приведёт нас в колебание и поставит под сомнение весь наш опыт веры.
В течение многих лет братья Иосифа сознательно хранили ложь по отношению к отцу. Они говорили: «Дикий зверь растерзал Иосифа». Но, как мы знаем, они продали его в Египет! И эта ложь стала для них привидением, которое постоянно их преследовало. Когда через много лет они пришли в Египет и незнакомый управитель всей страны строго говорил с ними и так глубоко смотрел в сердце, как будто он их знал, то это привидение снова оказалось здесь. Поэтому они сказали: «...точно мы наказываемся за грех против брата нашего» (Быт.42:21). Но этого было недостаточно, что они признали себя между собой виновными; они должны были совершить признание и покаяние и тогда привидение покинуло бы их. В Иов.42:6 читаем: «...я отрекаюсь и раскаиваюсь».
О, как много таких, которые в сердце признают себя виновными и проклинают себя из-за какого-нибудь греха. Признают даже этот грех перед Господом, и говорят Ему, что они самые ничтожные, но полноценное покаяние будет лишь тогда, когда они признают этот грех перед людьми, по отношению которых они согрешили. Ибо до полного прощения необходимо получить и прощение людей, против которых мы согрешили. В сердце обиженных следует погасить воспоминание нашего греха, которое происходит через признание. В Ис.62:10-11 читаем: «Равняйте, равняйте дорогу, убирайте камни... грядёт Спаситель твой». Быть может ты убрал со своего пути 99 камней; но один, самый большой и тяжёлый, который ты должен был убрать первым, ты его оставил и прикрыл. Это не является правдивым покаянием. Поэтому Спаситель не может к тебе придти, так как на Его пути лежит это препятствие.
Когда Господь вёл Свой народ в страну покоя, то на границе в Галгале евреи первым делом разбили свои шатры и сделали обрезание. И только после этого Бог мог дать им свидетельство: «...ныне Я снял с вас посрамление Египетское» (И.Нав.5:9). Быть может с «посрамлением Египта» ты вступил на святой путь следования за Иисусом. Но ты не сможешь радоваться Кровью Агнца, не сможешь наслаждаться хлебом жизни – Иисусом, не сможешь иметь победу над прирождёнными твоими страстями, если не избавишься от грехов, которыми ты раньше, будучи в мире, запятнал свою жизнь. Избавиться от них ты сможешь признанием и исправлением совершённой неправды.
Если мы покаемся в наших грехах, то скоро убедимся, что и Бог сдержит Своё Слово и простит нам наши грехи (1Ин.1:9; Пр.28:13; Лев.5:20-26). Препятствие того, что многие не могут приобрести мир, заключается прежде всего в том, что грехи прошлого или грехи, с которыми люди ещё связаны, ими не признаны и от них не отказались.

2. Покаяние, которое проповедывал Иисус, поражает сердце. Если Иоанн ставил ударение на сознание, где совершённые грехи фиксируются, то Иисус делает ударение больше на сердце, в котором грехи возникают и отыгрывается их предыстория. Ибо каждый грех, который выступает наружу, имеет свою предысторию в сердце. Быть может одна предыстория длилась одну минуту, а другая – целый год. Каждый грех, совершаемый нами, совершён сначала в сердце. Поэтому в Своей проповеди Иисус начинал с сердца, освещая все его нечистые побуждения и страсти, вскрывая их как грех.
Нагорная проповедь представляет собой проповедь покаяния на тему: «Блаженны чистые сердцем» (Мтф.5:9). Кто эти слова слышал, тот уже не имел оправдания и не мог сказать: «Я этого не делал». Иисус идёт дальше и говорит: «...всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём» (Мтф.5:28). Так живое слово проникало.., и становилось судьёй помышлений и намерений сердец. Оно открывало сердца с их непорядочными страстями и вожделениями.
Мы часто слышим выражение: мы недостаточно глубоко размежевались с грехом. А правильней следовало бы сказать: мы недостаточно размежевались со страстями. Страсть является материнской утробой греха, в которой он находит своё зачатие и рождается. Иаков говорит, что похоть изнутри, а искушение снаружи порождают грех (Иак.1:13-15). Поэтому в жизни каждого дитя Божиего следует провести «очищение от грехов» также, как оно при обращении получило «прощение грехов». О новообращённых ап.Пётр говорит, что верою Бог очистил их сердца (Деян.15:9). А во 2Пар.29 читаем о Езекии, что в первый же год своего царствования, в первый месяц он отворил двери дома Господня и очистил его изнутри, начав со святилища. Так следовало бы поступить каждой обращённой душе в начале обращения как только очистилась совесть, попытаться достичь того, что Павел говорит в Рим.6:14 «Грех не должен над вами господствовать».
Но, к сожалению, грех господствует ещё над многими. Страсти гонят, мучают и изнуряют их. В течение всей жизни веры они не могут вырваться из плена своих страстей и не остаются даже на почве, на которой воздыхают: «несчастный я человек». Вместо воздыхания о грехах некоторые начинают шутить над своими грехами, то есть пытаются перепрыгнуть собственные грехи. В них не остаётся больше места для Божиего суда, не говоря уже о Слове Божием и Святом Духе. В них постоянно всё рушится, оскверняется и поглощается ужасным рвом нечистого сердца (Пс.39:3). Покаяние не достигло сердца, поэтому оно осталось рвом «мерзости и костей» (Мтф.15:18-20), картинной галлереей полной отвратительных мерзостей (Иез.8:7-12), солёным ручьём и вонючей лужей, как говорит пророк в Иез.47. Кровь Иисуса и Святой Дух ещё не достаточно проникли в сердца таких людей. И это делает борьбу горькой, а победу невозможной.
Борьба многократно горька именно потому, что грех, с которым мы боремся внешне, до некоторой степени любим нами и мы до определённого времени даём ему место в нашем сердце. Таким образом наше сердце подобно крепости, которая крепко осаждается снаружи и изнутри: снаружи наступает искушение, а изнутри – страсть. Чтобы иметь победу, мы должны прежде всего ликвидировать внутренних врагов, которых Иисус перечислил в нагорной проповеди: непримиримость, нечистота, нечестность, мстительность, односторонняя любовь, жадность к деньгам, заботы, дух осуждения, желание прославиться среди людей и т.д. Ты скажешь: «Этих врагов я не могу победить!» Это мы верим. Но ты можешь их выставить на свет, чтобы они на свету умерли.
Воинам, охранявшим пять пленных царей в пещере, Иисус Навин сказал: «...откройте отверстие пещеры, и выведите ко мне из пещеры пятерых царей тех» (И.Нав.10:22). Воины вывели этих царей, поставили по приказу Иисуса Навина свои ноги на их шеи, а Иисус Навин убил врагов. Будь мужественным: Иисус, твой небесный И.Навин, справится с твоими врагами, которых ты выведёшь к Нему и с Давидом повторяй: «Ибо вот, враги Твои, Господи, – вот, враги Твои гибнут...» (Пс.91:10).
Ты должен иметь не заключённых врагов, не врагов платящих дань, а погибших врагов. О твоих страстях ты должен уметь сказать как Иосафат сказал о великом войске Моавитян: «И когда Иудеи пришли на возвышенность к пустыне и взглянули на то многолюдство, и вот – трупы, лежащие на земле, и нет уцелевшего» (2Пар.20:24). Но многие дети Божии обращаются с искуплением, данным нам во Христе так, как Израиль поступил с народами, проживавшими в Ханаане. В Суд.1 и 2, где описывается захват различных частей обетованной земли, читаем о том, что израильтяне не уничтожили своих врагов, а жили вместе с ними и заставили их платить дань. А так как Израиль не уничтожил своих врагов, о которых Бог сказал, чтобы их полностью искоренили, то и Бог сказал: «И Я уже не стану изгонять от них ни одного из тех народов, которых оставил Иисус (Навин)» (Суд.2:20-22). Таким образом, враг, плативший дань, снова окреп и стал искушать Израиль, как предсказал Бог.
Если правдивый плод покаяния, который требовал Иоанн, состоял в том, чтобы внешние дела жизни были упорядочены в соответствии с Божией волей, то правдивый плод покаяния, который требовал Иисус, заключается непременно в том, чтобы внутреннее состояние людей, которые хотят Ему следовать, было прямым, правдивым, честным и прозрачным, как Давид выразил это в Пс.37:10: «Господи! пред Тобою все желания мои...». Тогда и борьба будет намного облегчена. Ибо наши страсти, которыми мы, как щупальцами, всё ощупываем вокруг нас, направлены теперь к Богу. Мы воспринимаем свет и от нас исходит свет. До этого мы воспринимали мрак, поэтому мрак и нечистота исходили из нас. Согласно 2Кор.7:1 осквернена не только наша плоть, но осквернён и наш дух. А осквернение духа является таким же препятствием для полного освящения, как и осквернение плоти.
Если многие обращённые не имеют радости в Слове Божием, не имеют понятия в Божиих путях и радости в молитве, то причина чаще всего заключается в том, что сердце не очищено. Причина заключается не в большом количестве работы и производственных заботах, как некоторые говорят. Ибо неочищенное сердце не имеет вкуса к чистому Слову. Здесь следует искать главную причину того, что очень многие не открывают Библию. Согласно Рим.12:1-3 передача в жертву наших тел для служения Господу идёт рука об руку с обновлением или освещением. Конечно, никто из тех, кто до этого запятнал свой дух и осквернил сердце чувством гнева, зависти и другими нечистотами, не будет иметь радости в Слове, молитве и служении.

3. Покаяние, которое проповедывали апостолы, поражает собственное «я». Это покаяние не останавливается на обременённой совести или на запятнанном сердце, а действует (атакует) на личность. И это хорошо постижимо. Дано больше света и большее свершилось: Иисус умер на Голгофе. Собственно, крест приводит к покаянию. Ибо крест открывает не только Божию любовь в своей высшей точке, но открывает и глубину развращённости человека. Только на кресте открылось, и только с креста можно было сказать, насколько испорчен человек. Там человек закрепил всю свою развращённость в том, что приложил свою руку к своему Богу, чтобы Его уничтожить. Поэтому все грехи народа Пётр заключил в действии евреев: «Сего.., вы взяли и, пригвоздивши руками беззаконных, убили» (Деян.2:27).
Он хотел сказать: «смотрите, каким свидетельством вашей развращённости и вражды против Бога вы зарекомендовали себя, именно в том, что вы распяли и как проклятого отвергли Того, Который творил среди вас чудеса и знамения, Который был посланником Бога, Им признан и воскрешён, Которого Бог посадил одесную Себя». «Слыша это, они умилились сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: что нам делать, мужи братия? Пётр же сказал им: покайтесь!» (Деян.2:37-38). Это значит: «измените своё отношение по отношению к Иисусу. Вы осудили Его, а теперь осудите себя; вы убили Его, произнесите теперь над собой смертный приговор. Это является покаянием, каким проповедует и требует его Голгофский крест».
Поэтому под крестом нет разницы между большими и малыми грешниками. Крест ставит всех на одну ступень, как проклятых. В соответствии с моральными суждениями людей между грешниками может быть разница, но под крестом эта разница отпадает. Речь идёт не об отдельных действиях, которые один сделал, а другой не сделал; но о том, что из себя представляет человек. Если человек хочет знать, как он скверен, то не обязан смотреть в свою совесть и спрашивать своё сердце; но он должен стать под крест и его спрашивать. А крест скажет ему: «ты такой испорченный, такой ужасный грешник, что Сын Божий вынужден был за тебя умереть такой позорной смертью».
Таким путём крест осудит каждого без исключения и над всем, что исходит из природы человека, произнесёт проклятие. О, как мало мы ещё поняли крест! Мы обращаемся ко кресту, чтобы он нам помог; но крест не хочет нам помогать, а судит нашу природу и ставит нашего ветхого человека в сторону.
Многие дети Божии, которые в начале своего обращения имели определённый мир и частичную уверенность своего спасения, потеряли их снова, потому что не нуждались в кресте, в том смысле каким он дан нам Богом. У креста они искали только прощения и приносили туда только свои грехи. Но крест желает прежде всего иметь нас самих, наше греховное «я», нашего ветхого человека. Кто ищет у креста только прощения, не отдавая себя как осуждённого и сораспятого, тот пытается вырвать из взаимосвязи креста то, что Святой Дух никогда не запечатает в нём. И несмотря на заверения людей и все усилия в вере, всё то, что он искал останется неясным и не станет его собственностью.
Существует большая разница в том, осознаёт ли человек при своём обращении всего лишь несколько тёмных пятен в своей жизни и просит за них прощения или он находит себя полностью погибшим и проведёт по возможности полное очищение своего сердца. О блудном сыне мы читаем: «Пришед же к самому себе» (Лук.15:17). Так и написано в оригинале! Он не просто «пришёл в себя», в том смысе, что «очнулся», а осознал своё греховное, погибшее состояние. И когда он пришёл к самому себе, то с ним стало всё ново. При обращении многие не пришли к самим себе, поэтому и не ушли от себя, то есть не полностью оставили своего греховного человека. Они как Каин, который пытался принести Богу своё собственное и при этом говорил, что в нём есть ещё что-то хорошее, что Бог должен признать, и что эта жертва в состоянии примирить Бога с ним.
Каин защищал свою собственную жизнь и стал отцом всех тех, которые посредством собственных усилий и изобретений хотят сделать себя Богу приятными, но не могут понять, что они полностью запутались в своей жизни. Поэтому и покаяние является для многих ни чем иным как повреждённым чувством праведности, а их слёзы – ни чем иным, как действием оскорблённого «я». Они не могут простить себе, что повсюду так обнажили себя. И таким путём они доказывают, что ещё не увидели себя во свете креста и не познали себя. Ибо кто познает себя во свете креста и кается, тот вместе с ап. Павлом может сказать: «Потому отныне мы никого не знаем по плоти». Это значит, что мы никого не знаем, бывших в «славе плоти» и бывших в «поношении плоти». Мы знаем теперь только созданное на Голгофе новое творение (Еф.2:15 и 1Ин.3:9).
Стало быть, каяться означает: самого себя осудить, дать отставить себя в сторону как проклятого и место, которое до сих пор занимало наше собственное «я», уступить Распятому, дать Ему высшее место в нашем сердце, как Отец дал Ему высшее место одесную Себя. Наше «я» может быть отодвинуто только посредством «Я» Распятого. Лишь тогда, когда Христос может занять место твоего «я», ты останешься свободным от твоего «я». Первым людям змей говорил: «...вы будете...». И в тот момент, когда они в это поверили, родилось ложное «я». Поэтому Бог, когда Он дал Своему народу закон, вынужден был этому «вы будете» противопоставить Своё «Я есмь». (Следует заметить, что в русском переводе слово «есмь» в большинстве случаев упущено.) Поэтому закон являлся плотиной против этого ложного течения, но не избавлением от него.
Лишь тогда, когда пришёл Иисус и полностью пожертвовал Своё «Я», Он получил власть и право поставить Своё пожертвованное «Я» на место нашего эгоистичного и мятежного «я». Без креста это было невозможным. Но теперь в пожертвованной любви Христа находится наша сила, чтобы уйти с арены и дать Ему это место. Ибо только через жертвы человек может быть побеждён и избавлен от его ложной величины, в которую он зарылся в своём заблуждении, вследствие грехопадения. Не «бедным грешником», ибо таковым становятся только через благодать. И эту ложную величину Бог не мог иначе встретить, как через Голгофский крест. Христос – наша Глава – вынужден был, прежде всего, так глубоко унизиться, чтобы нам помочь сойти с этой высоты, и дать нам возможность снова на неё взойти (2Кор.5:15). Такое покаяние вызывает крест.

4. Покаяние перед Богом является святым продолжением покаяния, каким его требует Голгофский крест. Оно не является разовым процессом, а состоянием в жизни верующего. Предпосылкой нашего приближения к сердцу, воле и образу Бога является наше основательное покаяние! Покаяние означает: смиряться под всё, что нас унижает, что вскрывает наш позор и делает маленькими. Семь лет позволял Давид унижать себя, скрываясь в скалах и пещерах. Он стал таким маленьким, что мог сказать: «Я же червь, а не человек» (Пс.21:7). И только после этого Бог мог возвеличить его, какими на земле могут быть великие (2Цар.7:9). Но поскольку на этом пути не все люди позволяют делать себя маленькими и не избавляются от самих себя через покаяние, то Бог вынужден таких терзать (разрывать) как Ефрема (Ос.5:14). Покаяние перед Богом является внутренним самосудом даже там, где не имеются налицо известные или осознанные грехи. Покаяние перед Богом заключает в себе то, что видим в следующем выражении: «Смертью мы избавляемся от собственного существа».
Покаяние перед Богом заключает в себе постоянное отрицание всего себялюбивого, ибо оно является рукой, которая уводит нас от самих себя и приводит к Богу. Поэтому покаяние перед Богом не может быть разовым актом в жизни верующего, а является ежедневной линией его поведения, которую он продлевает через всю свою жизнь. Быть может здесь следует искать причину, почему многие не продвигаются вперёд на том пути, на который они вступили. Они не обладают больше тем, что очищает и равняет их путь: покаянием перед Богом.
Если покаяние является изменением образа мыслей, то оно не может одиноко стоять в нашей жизни, ибо у каждого верующего, который хочет приблизиться к Богу, постоянно встречаются такие вещи или вопросы, в которых он должен изменить своё мышление по отношению к Богу. Мартин Лютер сказал, что вся жизнь верующего должна быть постоянным покаянием. Дитя Божие, которое ходит во свете, будет искать возможность оставаться в духе покаяния, также как оно старается оставаться в духе молитвы. Только таким образом оно останется в постоянной готовости к покаянию, то есть оно может немедленно покаяться по отношению к каждой недозволенной мысли, в отношении каждого неугодного Богу слову, в отношении каждого отставания от Бога и от детей Божиих. Тогда не будут накапливаться неверность и грехи, которые ожесточают сердце, затемняют дух и отодвигают уверенность в спасении.
Тогда его молитва должна выглядеть следующим образом:
Что ещё небрежно, Ты убирай,
что ещё гордо во мне, Ты смиряй,
что с толку сбивает, приведи в покой,
что ещё жёстко, смягчай;
чтобы во мне ничего не жило
и не появлялось подобное зло,
как друг единственный мой.
Но покаяние перед Богом является не только смирением из-за присутствия в нас неполноценного и небожиего, но является одновременно воплем о том, чего в нас ещё не хватает. Все выражения в Псалмах: «Жаждет душа моя к Богу», «так желает душа моя к Тебе, Боже», «моя душа алчет...» являются выражением покаяния перед Богом. При обращении к Богу, душа опорожняется от прежнего её содержания, но ещё не наполнена Божией полнотой, поэтому к Богу обращены эти вопли, томление о новом содержании. Душа подобна стеклянному сосуду, из которого выкачан воздух и находится в опасности оказаться в каждое мгновение раздавленным под воздействием атмосферного давления. Таким образом мы можем понять, почему души, которые обратились и провели одновременно радикалдное очищение (опорожнились) могут попасть в такое бедственное положение, какого они никогда не испытывали в своём состоянии до обращения.
Сосуд опорожнён, но ничем другим не наполнен. Покаяние перед Богом является каналом, через который опорожнённый сосуд постепенно снова наполняется. Многие дети Божии совершают покаяние и смирение только в начале своей христианской жизни, поэтому постепенно утратили пригодность получать дальнейшие и более глубокие благословения. Ибо благословения текут в нас лишь до тех пор, пока мы находимся в смирении; как и вода быстрей течёт к более низким местам.
Покаяние перед Богом является также святой силой, которая при смирении учит познавать Бога и побеждать. Псалмы полны этими сообщениями. Нам известно, что очень многие Псалмы начинаются глубоким смирением, а заканчиваются триумфом; триумфом приобретения Бога на свою сторону, достижением у Бога прощения, помощи и т.д. Особенно часто мы находим такого рода покаяния в жизни героев Библии. «Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня» (Быт.32:26). Езекия плакал и вопил к Богу и Он удлинил его жизнь на пятнадцать лет (Ис.38). И даже безбожный Ахав сумел добиться того, что обещанные Богом беды были наведены на его дом не в дни его царствования, а в дни царствования его сына (3Цар.21:27-29). В данном случае покаяние занимает место суда, берёт заранее суд на себя, смиряется под ним и отменяет этот суд.
К покаянию перед Богом относится и то, что возможно является его самым глубоким пунктом, когда душе становится ясно, что каждый грех является грехом против Бога, как сказал Давид: «Тебе, Тебе единому согрешил я...» (Пс.50:6). Сначала он согрешил против Урии и Вирсавии. Но с определённого момента он с убедительной силой осознал все эти грехи и что они направлены против Бога! Лишь тогда, когда через Святого Духа в нас возбуждено это чувство, мы узнаем, что такое ненависть ко греху. Когда Иосиф находился в искушении, то он не сказал: «Как я мог бы это сделать и злоупотреблять доверием моего хозяина». Но он сказал: «...как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?» Ты до тех пор не будешь принимать всерьёз свои грехи по отношению к твоим братьям и сёстрам, твоё осуждение братьев и нелюбезность к ним ты будешь постоянно оправдывать их жёсткостью и извращённостью, которые ты в них находишь, пока тебе в Божием свете не станет ясно, что каждый грех, совершённый по отношению к человеку, является грехом против Бога.
Да запишет Святой Дух огненным пером в твоё и моё сердце: каждый грех является грехом против Бога!

5. Покаяние за других является высшей ступенью покаяния. Так каялся Иисус. Когда Он вошёл в Иордан, чтобы принять крещение покаяния, то Он это сделал для того, чтобы возложить на Себя или стать под вину людей и совершить затем за них покаяние. И мы настолько будем в состоянии совершать за других покаяние, насколько воспримем мышление Иисуса и дадим свободу действия Святому Духу (Фил.2:5 и Еф.4:30). Иисус, Который был свободен от Себя, Который был Царём в полном смысле слова, мог и должен был отдать Свою жизнь, как единственное и великое покаяние за всех людей. Его жизнь была большим покаянием за других. Хотя грех мира, в том смысле как мы читаем в Ин.1:29, Иисус возложил на Себя непосредственно перед распятием или на кресте, но тяжесть греха человечества, среди которого Он жил, Он чувствовал из года в год всё больше. Эта тяжесть сама по себе ложилась на Него, как она ложится и на других в той мере, как человек совершает покаяния за других перед Богом. Поэтому Иисус был «мужем скорбей и изведавший болезни» (Ис.53:3).
Совершать покаяния за других будет главной чертой характера каждого благословенного работника и каждого дитя Божиего, которая является благословением для других. Насколько мы покаемся и смиримся за других, настолько мы будем над ними иметь полномочие. Многочисленные часы, проведённые Финнеем в своей жизни в молитве и слезах, молениях и борьбе за спасение душ, являются ни чем иным, как покаянием за других! (1792-1875). Так как он совершал сначала покаяния за людей, которым он затем проповедывал, то он мог говорить такие серьёзные и пламенные слова любви; излить перед ними своё сердце. И таким образом он покорял людей для Бога и вносил дух покаяния над целыми областями.
Молитва Авраама за Лота; многодневный пост Даниила; сорок дней пребывания Моисея перед Богом за свой народ; печаль Неемии о разрушенных стенах; душевные боли Ездры по поводу отпадения своего народа – всё это было ни чем иным, как покаянием за других. Можем ли мы вообще назвать какого-нибудь Божиего работника, не имевшего этого благословения? Не связаны ли истинные прошения чаще всего с покаянием за просимых? Как глубоко смирилась хананеянка, чтобы достичь помощи своей дочери!
Если бы дух покаяния мог бременем лечь на детей Божиих, то мы испытали бы чудеса в наших семьях, собраниях и в окружающем нас мире! Когда Иаков основательно совершил покаяние, как он никогда до этого ещё не делал (Быт.35), то страх охватил окружающие народы. Если бы руководители собраний совершали такие покаяния, то и члены собраний совершали бы покаяния, а затем бы каялся и мир! Если бы проповедники совершали глубокие и систематические покаяния, а затем проповедывали покаяния, то собрания наверняка были бы переполнены. Ибо человек имеет глубокую нужду в покаянии. Иоанн проповедывал покаяние и весь Иерусалим и прилегающие селения приходили к нему принять крещение покаяния.
В большинстве случаев большие пробуждения в некоторых областях связаны с тем, что Божии мужи сокрушались в отношении духовной смерти этих областей; смирялись за их жителей и с воплем возносили за них прошения к Богу. Обычно пробуждения возникали там, где до этого господствовало в высшей степени нерешительность и равнодушие. Блумхардт – муж Божий из Бад Болла – до тех пор молился и постился, пока не открывался путь, на котором сотни душ спасались из сетей сатаны.
Не желаем ли и мы так сделать? Чем жаловаться о «засушливых временах», «неплодородной и сухой земле», будем лучше совершать покаяния и делать так, как делал Агнец. Что же Агнец сделал с «сухой землёй»? В Ис.53:2 читаем, что «Он взошёл...как отпрыск и как росток из сухой земли», но не с той целью, чтобы в этой земле найти Свою жизнь, но чтобы оставить в ней Свою жизнь. Он вложил, полученную свыше жизнь в мёртвый мир и, поглотив смерть, возбудил жизнь. Он выплеснул всю Свою жизнь, пока не нашёл в «сухой земле человечества» эхо любви и жизни. Это значит: правильно использовать полученное благословение. Многие снова теряют полученное благословение, так как хотят оставить его для себя, вместо того, чтобы принести его в жертву. Только благословение, принесённое в жертву, остаётся и умножается.

6. Покаяние верующего после каждого согрешения имеет задачу восстановления. Оно необходимо:
а) для восстановления нарушенного отношения между ним и Богом. Ибо каждый грех является помехой в нашем общении с Богом. Быть может эти омрачения, в которые некоторые дети Божии постоянно попадают, происходят от того, что они не сразу каются в отношении совершённых в недавнем времени грехов. Совершённый мною грех я должен немедленно приносить нашему «Ходатаю», Иисусу Христу, а если необходимо, – то и перед людьми. В 1Ин.2:1 читаем: «...а если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, Праведника».
Как мы должны себя вести по отношению к мирскому юристу, который должен нас защитить на суде? Прежде всего мы должны ему подробно рассказать ход событий нашего дела. Именно так мы должны себя вести перед Иисусом, нашим Ходатаем у Божиего трона. Это является первым шагом к покаянию, как его следует совершить после каждого согрешения. Тогда Иисус может вести дело нашей души перед Богом. Ибо по отношению каждого греха, который совершает дитя Божие, враг возбуждает перед Богом обвинение. Он является «клеветником на братьев». В От.12:10 читаем о нём: «...клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь».
Быть может тебе лень и слишком хлопотно, чтобы тут же ночью встать и покаяться, если ты не спал и согрешил в мыслях; но врагу не хлопотно, тут же ночью заявить Богу о твоём грехе. Если враг так щепетильно относится к нашим грехам, то и мы должны относиться к ним серьёзно и постоянно быть готовыми к покаянию и опережать врага перед Иисусом. Если мы этого не сделаем, то дело останется нерешённым, во всяком случае нерешённым в нашей совести. И эти непрощённые грехи, через которые мы в повседневной жизни так мимоходом проходим, становятся постепенно разделяющей стеной, через которую мы уже не можем смотреть на нашего Господа, и которая становится мощным укреплением, за которым враг осуществляет большую власть.
б) Покаяние следует совершать после каждого согрешения не только для того, чтобы получить прощение, но для очищения от совершённых грехов. Обычно грех, который приводит нас часто к падению, является нашим грехом. Это значит, что этот грех свойственен нам. Ибо каждый имеет такого рода грехи и это должно нас побуждать к тому, чтобы не только искать прощения этих грехов, но и очищения от них, чтобы их больше не делать! Ибо Иоанн говорит: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды» (1Ин.1:9). Прощению грехов должно следовать очищение от этих грехов. В противном случае возможно, что на следующей неделе мы придём с тем же грехом. И так это тянется из года в год. Именно потому, что у нас проявляется один и тот же грех, мы должны повергнуться в глубокое покаяние и проявить большое желание или потребность к избавлению от этого греха.
Пс.129, в котором описывается это состояние, начинается словами: «Из глубины взываю к Тебе, Господи». Что это за глубина? Это – глубина покаяния! В какую глубокую нужду может это привести душу, если повторяется один и тот же грех! И как мы замечаем по содержанию и особенно по заключительным стихам Псалма, повторяющийся грех псалмопевца приводил его в великую нужду. Что же он ищет? «У Господа милость!» Это значит – постоянное помилование за постоянное согрешение, «и многое у Него избавление!» Давид искал: прощения и избавления. Он получил и то и другое, поэтому он воодушевляет и других сказать: «Он избавит Израиля от всех беззаконий его».
Да, где душа очень строго и щепетильно относится к своему греху и совершает покаяние, пока не избавится от него, она получит мужество верить в то, что есть избавление от всех грехов. Но и наоборот: если у человека повторяется один и тот же грех и часто ещё с нарастающей мощью, то имеется опасность, что такой человек вообще перестанет бороться, станет равнодушным даже по отношению к тем своим грехам, над которыми он когда-то проливал горькие слёзы. Когда Давида ужасно одолели грехи, то он не напрасно говорит: «Духа Твоего Святого не отними от меня» (Пс.50:13). Именно после тяжёлых случаев согрешения, которым предшествовали длительные годы борьбы, часто случается, что вместо понимания серьёзности положения возникает холодное равнодушие и нечувствительность.
Так следует понимать то обстоятельство, когда трудно привести к покаянию глубоко павших в грехах детей Божиих. Часто у них возникает чувство, что к ним предъявляется слишком высокое требование. Они считают, что с их естественными способностями иначе и быть не может, как быть побеждёнными. Правда, в отношении некоторых именно так и кажется. Но при суждении о таких, которые претерпели большое поражение, мы должны быть осторожными, ибо такие люди сами очень строги по отношению каждого побуждения греха.

7. Покаяние, которое проповедует Христос в посланиях семи церквам в Откровении. Оно относится: к отпавшим собраниям, отпавшим старейшинам, отпавшим членам. Христос говорит: «Помни, откуда ты ниспал» (От.2:5). Это есть отпадение. Если дитя Божие пало, то мы обычно спрашиваем: во что оно пало? Но Христос идёт в этих вопросах глубже и говорит: «Помни, откуда ты ниспал». И если мы перенесём это на наши собрания, то сколько было бы у нас основания низвергнуться в пыль и совершать покаяния перед Богом и людьми! Мы проводим евангелизационные собрания для неверующих, но должны были бы проводить сначала собрания для нового обращения отпавших верующих.
Мы пришли к тому пункту, где поглощаем последнее, что приобрели, выстрадали и выпросили в молитвах наши отцы. А затем что? Что мы оставляем будущему поколению? Истоптанный грунт! Безусловно, первым прошением нашей молитвы, должно быть прошение о духовном пробуждении и оживлении нашего собрания. Мр.Морган, последователь Муди (1837-1899), сказал на одной конференции проповедников: «В Церкви недостаёт горящего усердия, чтобы спасать души. Воображают, что это время прошло. Церковь утратила глубокие религиозные чувства, поэтому Она не льёт больше слёз о погибших грешниках, поэтому Она не имеет больше сострадания и горящей любви к падшему миру; поэтому в лагере не раздаётся больше шума торжествующего пения. Церковь организована прекрасным образом. Лучших оркестров и хоров мы никогда не имели. Мы готовы совершить мощную работу, но на этом мы остановились». Но в собраниях вместе с нами есть ещё много душ, которые в течение многих лет жаждут движения сверху, которые осознают духовную бедность своих кругов, глубоко смиряются и ждут, пока в собрании сможет явиться дух покаяния, начиная со старших братьев.
Старшим братьям, как правило, трудней всех совершить покаяние. Поэтому превознесённый Христос обращается всегда и прежде всего к ним и говорит: «...храни и покайся!» (От.3:3). И если бы эти старейшины должным образом покаялись, то мир не остался бы нетронутым. И безусловно никто не нуждается в том, чтобы совершать покаяния так, как они это понимают. Подумайте хотя бы раз о том, чем хотят быть наши собрания, чем они должны быть, но не являются! Мы могли бы составить бесконечный список пунктов покаяний, ибо ущерб дочери Сиона велик. А виновны в этом прежде всего мы – пресвитера!!
В Посланиях семи церквам Господь возлагает ответственность за ущерб в собраниях прежде всего на пресвитеров. Это Он и сегодня ещё делает. Конечно, многие соглашаются и давно уже спрашивают себя: «Как может измениться это состояние?» А Господь отвечает: «Кайтесь! и делайте первые дела!» Каждое движение и новое оживление среди Божиего народа начинается со смирения. Кто-то сказал: «Церковь могла бы иметь пробуждение, если бы Она только хотела думать о своей неверности и откровенно признать свои грехи. Но для христиан легче повторять пустые высказывания и возлагать на Бога ответственность за проклятие грехопадения, чем самим смириться и признать открыто своё отпавшее состояние и исполнить обещание, данное Богу.
Бог хочет иметь верный народ, служащий Ему всем сердцем. Если бы Он имел такой народ, то в некоторых «Иерихонах» пали бы стены. Дай, Господи, Своему народу дух сознания вины и покаяния! Открой Своему народу глаза, чтобы он видел, где он упал, чтобы он совершал покаяния, пока не смоет свои злодеяния, пока не будет прощена неверность, пока живой огонь, взятый с Божиего алтаря, не коснётся его уст!
Напоследок Господь обращается к членам Церкви. И к ним обращён призыв: «Помни, откуда ты ниспал». Здесь не имеется в виду падение наружнее – в определённый грех, а падение внутреннее – отпадение в сердце: огонь нашей любви убавился, наша совесть потеряла свою мягкость, мы не имеем больше власти над грехами, наша ревность к Богу уступила место холодной трезвости; дух радости и готовности жертвовать не несёт нас больше, нет больше тесной внутренней связи с Богом. Не является ли всё это отпадением в нашем сердце? Нет ли у нас причины глубоко смириться? Вследствии этого нового образа мышления мы так приспособились к этому миру, что его вещи стали для нас важнее, чем стремление к Царству Божию и Его праведности. Не указывает ли всё это на то обстоятельство, что мы уклонились от узкого пути следования за Иисусом? Тот факт, что мы не плывём против течения и не несём за станом поругания Христа, является признаком духовного заболевания и обнищания! «Помни, откуда ты ниспал!» Ясно, что нам не достаёт духа покаяния. Мы думаем, что мы богаты и сыты, но не знаем, что мы бедны и пусты!

Ещё одно слово для готовых к покаянию.
Пусть твоё покаяние будет основательным. Не говори, как Саул: «...я согрешил, но...» (1Цар.15:30). Это будет двойственным покаянием, если ты после своего признания ставишь «но». Не делай, как Израиль, который 20 лет вопил к Иегове и, тем не менее, не оставлял своих идолов (1Цар.7). Покаяние, как и грех, является делом. Не сказано: «чувствуйте покаяние», а «совершайте покаяние»! Не убирай с дороги 29 камней, в то время, как ты свой, самый большой оставляешь. Сначала признай грехи, в которых тебе труднее всего признаться, которые ты неохотно оглашаешь.
Не жертвуй Господу деньги в таком состоянии, это была бы разбойничья жертва всесожжения ( Ис.61:8), а отдай их, прибавив одну пятую, тому, кому они принадлежат. Так требует Писание согласно Лев.5:21-24. Если же пострадавших нельзя больше разыскать, то разрешается эти, нечестным путём добытые деньги, отдать бедным. Даниил говорит Новуходоносору: «...искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным» (Дан.4:24). Будь в этом деле верным, ибо добывание денег нечестным путём Писание называет «преступлением перед Господом» (Лев.6:2), а воровство Писание называет: «посягательством на заклятое». Таким действием Ахан навлёк смерть на себя и заклятие на весь Израиль (И.Нав.7). Не бойся откровенного покаяния в таких вопросах, ибо откровенным Бог даёт успех, а смиренным – благодать. Особую милость Бог проявляет в отношении признаний.
Хотя бывают случаи, когда лучше не делать признания. Если кто-то проявляет готовность к смирению, но видит, что через своё признание он не уменьшит ущерба, а добавит ещё новый, то в этих случаях лучше не делать признания. Но во всяком случае в этом деле следует признаться душепастору, чтобы таким образом грех был обнаружен и осуждён. Ибо скрытость является властью греха. В книге «Каковы были первые христиане?» читаем о том, что если кто-нибудь хотел примкнуть к собранию, то один из старейшин собрания уединялся с ним, постился и молился до тех пор, пока они не исследовали всю его жизнь и не освещали её Божиим светом. Новообращённый поощрялся путём признания освободиться от своих греховных уз к исправлению совершённых преступлений.
И мы должны пойти таким путём и год за годом перебрать всю нашу жизнь, насколько Святой Дух уведёт нас в наше прошлое. Мы должны всё, на что Он укажет, привести в порядок. Тогда мы можем, как в Иов.11:13-19 сказать: «...поднимешь незапятнанное лицо твоё.., и не будешь бояться». Можешь ли ты поднять свой взгляд на людей, на дома, на заводы и т.д., мимо которых ты проходишь; ничего тебя больше не пугает? Можно ли с точки зрения твоего прошлого сказать о тебе как о Ное: «и Бог закрыл за ним». Благо тебе, если ты можешь наслаждаться благословением очищенной совести! Ты принадлежишь к самым счастливым на земле. Ты покажешь на деле, что покаяние является небесным подарком. Аминь.
 
« Пред.   След. »
Находится в каталоге Апорт Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ